среда, 29 апреля 2009 г.

На память

Иван вышел из машины и, прищурившись, захлопнул дверцу. Веселое утреннее солнце слепило после тонированного полумрака автомобиля. Иван постоял у машины улыбаясь своей утренней улыбкой. Он не опаздывал и не торопился.
Несмотря на то, что на работу он приехал точь-в-точь, лучшее место на парковке оказалось свободным. Вход в офисный центр был со вчерашнего дня украшен воздушными шарами, хотя прочие следы бурного корпоратива были уже прибраны. Многие сегодня опоздают, а то и вовсе скажутся больными, и их за это простят. Все-таки, Компании исполнился первый десяток лет, дела идут великолепно и благодушию обильно бонусированного руководства нет предела.
В тени козырька над входом курили двое. За последние годы компания так разрослась, что Иван многих не помнил даже в лицо. Проходя мимо, Иван кивнул курильщикам и устремился через прохладный холл к лифтам. Второй слева лифт гостеприимно распахнул створки дверей и Иван улыбнулся, как человек, который знает больше других. Именно в этом лифте он вчера, возвращаясь с корпоратива, "застрял" с Леной. Оба были чуть навеселе, и, по мнению Ивана, Лена была не против. Что касается Ивана, то он был не против всегда.
Где-то на уровне пятого этажа Иван незаметно нажал кнопку Стоп. С минуту они побоялись, а потом начали целоваться. Полноценного секса не вышло, потому что презервативов не оказалось ни у кого, да и лифт бы излишне громко грохотал в шахте. Но минет у Лены получился неплохой. «Теперь Лену нужно будет обязательно заманить в более удобную обстановку и на этот раз уж не сплоховать с презиками»,– ворочал в голове приятные мысли Иван, поднимаясь на свой этаж.
Лифт открывался прямо перед столом рецепции, но Лены за ним не было, а матового стекла дверь в общий зал была открыта настежь. Иван прошел в зал и оглянулся в поисках с кем бы поздороваться. Как и следовало ожидать, зал был пуст, лишь в дальнем углу Лена переставляла цветы из одной вазы в другую. Рабочее место Ивана находилось прямо у входа, что и облегчало продвижение их романа с Леной.
Иван решил не гнаться за Леной, чтобы не показаться слишком навязчивым. Вместо этого он увалился в кресло перед своим компьютером и стал поджидать, когда она пройдет мимо него сама, а, между делом, небрежно набрал пароль. Пароль не прошел. Иван повторил ввод пароля, обращая внимание на Shift-ы и цифры. Пароль не подходил. Иван несколько раз повторил попытки, то нажимая, то отпуская Caps Lock, меняя регистр – все было бесполезно. "Нет худа без добра",– решил он про себя. Раз уж накрылись компы, то придется провести утро до прихода админов с чашкой кофе у рецепции. Он поднял голову от клавиатуры и, благодушно улыбаясь, уставился на приближающуюся Лену. В лице Лены, однако, благодушие Ивана не отражалось ни на йоту. Лена приближалась, замедляя ход и держа вазу с водой как-то наготове.
– Здравствуйте, Вы к кому?– поинтересовалась она.
– Я от почтальона Печкина, принес засос для вашей девочки, – сходу включился в игру Иван и поднялся навстречу Лене.
– Стойте на месте!– неожиданно повысила голос Лена, и попятилась, поднимая вазу выше. Ощущение веселой игры в неузнавайку испарилось, так и не окрепнув.– Я сейчас охрану позову!
Иван знал, что Лене, для того чтобы позвать охрану, нужно оказаться за стойкой рецепции. Желая как можно скорее успокоить ее и замять неприятную ситуацию, он демонстративно отступил так, чтобы она могла пройти к стойке, оставаясь от него на безопасном расстоянии. Лена проскользнула за стойку и, не колеблясь ни секунды, нажала на кнопку под столом.
– Лена, зайка. Неужели все это из-за того случая в лифте? Ты ведь не в обиде? Мы так хорошо расстались,– говоря все эти успокаивающие слова, Иван по полшага приближался к стойке, за которой находилась Лена. На лице у девушки застыло выражение, выражающее готовность держаться до последней капли крови.
– Какой лифт? Сейчас придет охрана и ей расскажете про лифт,– в ее интонациях не было ни капли того тепла, с которым они шептались еще вчера.
Иван только и успел подивиться тому, на что готов неудовлетворенный женский организм, как открылась дверь лифта и из него вышли двое охранников, одетые, как и все охранники, во что-то наподобие формы звездного десанта, сшитой наперекосяк пьяными ивановскими швеями по собственным выкройкам. Появление вменяемых с виду людей чуть успокоило Ивана, который начал чувствовать себя неловко наедине с явно тронувшейся Леной. Охранники были полузнакомые: они часто стреляли у него сигареты, когда он останавливался покурить у входа в здание, но имен их он не помнил. Надписи на бэйджах были слишком мелкими, поэтому Иван обратился к ним индифферентно:
– Здаров, мужики! Что-то девушка наша перегрелась на солнышке!
– Здравствуйте. У вас есть бейдж гостя? – не отреагировал на шутку один из охранников.
– Нет. Бэйджа гостя у меня нет, так как у меня есть бейдж начальника отдела МТО. – Иван, начиная терять терпение, хотел было показать охранникам болтающийся на шее бэйдж поближе, но не смог его нащупать. Он опустил голову – бэйджа не было. – Бэйдж в портфеле наверное. Вон он, портфель, возле моего стола.
Один из охранников подошел к столу, осмотрел его, осмотрел портфель, аккуратно взял его двумя пальцами и, неся на вытянутой руке, вернулся к рецепции.
– Что в портфеле? – спросил он.
– Ну что может быть в портфеле? – Ивану не хотелось сходу признаваться в том, что, усвоив вчерашний урок, он положил к портфель пачку презервативов.– Бутер в портфеле.. с отбивной, бэйдж там же наверняка.. ну, галстук мой вчерашний.. Красный.. Алессандро..
– Вы не против?– охранник сделал движение, будто собирался открыть портфель.
– Что вы, конечно! – Ивану до того надоела вся эта нелепая история, что он хотел как можно более быстрой развязки.
Охранник аккуратно открыл змейку по периметру портфеля, положил его на стол и откинул крышку. В портфеле лежали аккуратно притороченный лэптоп IBM и, почему-то, высокий бокал на тонкой ножке. Бэйджа, бутерброда и галстука не было.
– Мы вынуждены будем вас досмотреть! – тон охранника не терпел возражений. К счастью, документы на машину оказались в кармане пиджака. Охранник сравнил лицо с фотографией и переписал данные на бумажку, после чего сложил документы в портмоне и вернул Ивану. – А теперь мы вынуждены будем попросить вас удалиться. Немедленно!
Губы Ивана, с которых уже давно сползла утренняя солнечная улыбка, задрожали. В голове роились обрывки планов по спасению статус-кво. Броситься на этих двоих? Запереться в общем зале до прихода коллег, которые его наверняка узнают? Но Лена!
– Но Лена! Ты же знаешь кто я, верно?! Мы же вчера.., да и все это время.. Помнишь, вчера в лифте? Это же был я! Кто ж еще?!– Лена затравленно выглядывала из-за стойки, напряженно ожидая развязки.
Один из охранников указал на лифт. Иван сделал шаг, затем другой, и, на подкашивающихся ногах, забился в угол кабины лифта. Охранники вошли следом.
"Так даже лучше. Без эксцессов. Кого-нибудь из мужиков я встречу и у входа в здание, и не нужно ни на кого бросаться",– успокаивал себя Иван. Охранники выпроводили его до автоматической двери и дождались в ее проеме, пока он спустится с крыльца. Больше у крыльца не было никого. У Ивана все внутри клокотало. И не столько из-за выходки Лены или охранников по отдельности, сколько из-за абсурдности происходящего. Хотелось курить. "Ну хоть закурить-то мне дадут, я ж их сколько угощал-то?" – подумал он.
– Закурить будет? – обратился Иван сразу к обоим охранникам, которые рьяно исполняли служебный долг на крыльце в позе эсэсовцев, не давая закрыться автоматической двери. Охранникам менее всего хотелось продолжения дурацкой истории. Один из них медленно отрицательно покачал головой.
Ивану захотелось топнуть ногой, ругаться, плюнуть от нестерпимости происходящей несправедливости. Он с трудом успокоился и вспомнил, что в бардачке его машины, припаркованной прямо перед крыльцом, лежит початая вчера пачка Мальборо. Ободренный этой мыслью, он достал из кармана ключи, и, рисуясь, глядя в упор на охранников, через плечо стрельнул в машину открывающим лучом. Несмотря на то, что машин на стоянке практически не было, брелок с первого раза не сработал. Иван, раздосадованный неудачным трюком, повернулся к машине и еще раз нажал кнопку "Открыть". Брелок не сработал снова. Иван подбежал вплотную к машине и, держа брелок в сантиметре от антенны за лобовым стеклом, нажал заветную кнопку несколько раз. Машина молчала.
На торпеде лежал так некстати забытый мобильник Ивана. "Черт с ними, с сигаретами, но телефон мне сейчас очень не помешает" – подумал Иван, лихорадочно соображая, кому же нужно позвонить в такой ситуации и что нужно сказать. Брелок не срабатывал. Один из охранников, в котором отчаянно боролись две навязчивые мысли: что парковку они не охраняют, и что этот козел сейчас начнет ломать чью-то машину "из наших", наконец решился.
– Отойди от машины,– тихо, но строго приказал он.
– Это моя машина!– с истерическими нотками в голосе крикнул ему Иван. По настроению Ивана охранники поняли, что он окончательно сломлен, а, стало быть, подлежит глумлению. Не сговариваясь, они одновременно двинулись вниз по лестнице.
Иван понял, что последний шанс заполучить свой телефон - это открыть машину ключом. При этом неизбежно взвоет сигнализация, ну и пусть. Главное – схватить телефон и убежать. На это у него было всего несколько секунд – охранники уже ускоряли шаг. Иван быстро воткнул ключ в замок водительской двери, но ключ не проворачивался. Ошибки быть не могло: это был единственный ключ на блелке, и он был симметричным. Но замок не поддался. Попытка была всего одна и она была исчерпана. Один из охранников, подбегая, рванул Ивана за плечи, а другой отвесил ему кулаком в живот. Иван согнулся. Секунду подумав, охранник добавил коленом туда же. Удар вышел слабый и пришелся в грудину, но и первого было достаточно, чтобы легкие Ивана парализовало. Переглянувшись, охранники взяли Ивана под руки, подтащили к изгороди парковки и перевалили его на газон. Не желая продолжения воспитательной работы, Иван замер на газоне, пытаясь вдохнуть хоть немного теплого летнего воздуха. Охранники, постояв некоторое время у забора и убедившись, что клиент «все понял», вернулись на исходную – на крыльцо. От их приближения автоматическая дверь распахнулась, и так и осталось открытой, пока они изображали эсэсовцев.
Полежав и продышавшись, Иван понял, что самое лучшее, что он может сейчас сделать – это вернуться домой и все обдумать. Портмоне у него не отобрали, поэтому он сейчас встанет, отряхнется, дойдет до метро, купит жетон и вернется домой. Все это нужно сделать без резких движений, чтобы не спровоцировать охранников поработать сверхурочно.
Иван медленно поднялся и вяло пошатываясь, поплелся прочь от стоянки. Стараясь избегать резких движений, он поначалу не решился отряхнуться, а после и вовсе забыл об этом.
К станции метро он подошел таким же как и встал с газона: брюки и пиджак – в зеленых следах от сочной газонной травы, на лице – небольшая ссадина от падения.
Иван медленно, не желая провоцировать милиционера в вестибюле станции, подошел к кассе, достал портмоне и заглянул в него. Из мелочи была только одна единичка и две пятерки. Иван протянул единичку кассиру и едва слышно произнес:
– Два, пожалуйста.
Кассир машинально взяла купюру, смахнула со стола два жетона и, уже было, положила их в лоток, но с купюрой произошла заминка. Она была непохожа на остальные купюры на ее столе. Кассир подняла заспанные глаза на Ивана, и из динамика через потрескивание и свист донессся ее голос:
– Мущщина, што за шутки?!
Иван обмер. На столе у кассира лежали деньги, которых он прежде никогда не видел. Он машинально достал пятерку из кошелька и показал ее кассиру. Та молча помотала головой. Иван достал сотню и прижал ее к стеклу, разделявшему кассу и вестибюль. Из динамика раздалось
– Мущщина, не задерживайте очередь!
Иван обернулся. За ним собралось человек пять очереди, все смотрели осуждающе. Он сгреб свои деньги с прилавка и стал поодаль, наблюдая, чем расплачиваются другие. Деньги были абсолютно непохожие на то, чем был наполнен его бумажник. Иван поднял глаза на схему метрополитена. Схема на стене была в целом похожа на то, что он привык считать схемой метро, но надписи были выполнены какими-то каракулями. "Бестолочи, даже кодировку не могут наладить", – устало подумал он и вышел из вестибюля.
Идти домой было далеко – километров двадцать. К вечеру, когда Иван добрался до дома, он уже убедился в том, что с кодировкой в городе полный провал; дороги, мосты и районы с точки зрения пешехода выглядят немного иначе, чем из машины. Туфли безумно терли, поэтому он их снял еще в начале пути. Носки протерлись, ноги саднили, ужасно хотелось пить. Дверь его подъезда была открыта нараспашку. Иван поднялся на свой третий этаж пешком. Было еще только пять часов дня, жены дома не было, но зато должна была быть няня с сынишкой. Иван нажал кнопку звонка. Вопреки всему, к чему он успел привыкнуть за день, раздался знакомый и такой родной звук "динь-донн"... Иван приложил ухо к двери и прислушался. Движения внутри не было. "Наверное, ушли гулять",– подумал он и достал ключи. Ключи, разумеется, не подошли.
Иван прислонился лбом к стене и стал прислушался к ощущениям. Бетонный пол приятно холодил оббитые ноги. Стена охлаждала лоб. Снизу, из разбитого окна в пролете, доносился со двора детский визг и чувствовался теплый ветерок.
С первого этажа послышались шаркающие старушечьи шаги, сопровождаемые топотом детских сандалей. Щелкнуло реле в шахте лифта, раздался звук открывающейся двери, снова шарканье, потом дверь лифта хлопнула, закрываясь. Лифт взмыл и остановился возле Ивана. Дверь лифта распахнулась, и из нее вышла пожилая женщина, держащая за руку девочку лет трех. Женщина подошла к двери, в которую только что пытался попасть Иван, достала связку ключей и отперла замок. Девочка пристально и молча смотрела на Ивана. Заходя она все-таки спросила женщину:
– Няня, а кто этот дядя?
Женщина обернулась, вздрогнула от неожиданности и поспешно захлопнула дверь. Слышно было, как она быстро запирает замки и цепочку, поясняя девочке:
– Это плохой дядя. Какой-то алкаш или наркоман. Ты с такими дядями никогда не разговаривай...
Звуки увещеваний удалялись в глубину квартиры, теряясь в детском визге и прочих городских звуках, доносящихся со двора. Иван сполз по стене и тихо заплакал.

вторник, 28 апреля 2009 г.

Басік

В помощь Институту Украинских Языков. На случай создания национального языка программирования, предлагаю широко известный в определенных кругах оператор case переводить так:
case x
1: operator
exit
2: operator
exit
...
default: operator
exit
endcase


якщо ї
1: виконавець
геть
2: виконавець
геть
...
байдуже: виконавець
геть
нiякщо

воскресенье, 26 апреля 2009 г.

Рассвет изогелика

пятница, 24 апреля 2009 г.

Этикет

Должен ли начинающий джентльмен за ланчем в МакДональце макать свой гамбургер в кока-колу?

среда, 22 апреля 2009 г.

Водочные короли нам мозги крутят!



по просьбам зрителей поясняю: это не фотошоп. синенькое -- это диодный фонарик-брелок. жОлтенькое -- обычный фонарик с изрядно подсевшими батарейками

вторник, 21 апреля 2009 г.

понедельник, 20 апреля 2009 г.

суббота, 18 апреля 2009 г.

Новое поколение

1.меньше эмоций
2.больше расчета
3.выше результат

четверг, 16 апреля 2009 г.

Вспышка слева!

Ура! Я нынче -- вспышковладелец!

Означенный агрегат довольно красиво заполняет светом небольшое помещение (и это я тогда еще не разобрался с экспокоррекцией!):

А также позволяет всячески валять дурака:

Больше применений пока не нашлось, но лучшее, конечно, впереди :)

Бездна Бабкина

Вопрос из разряда "кто на кого смотрит: я на бездну или бездна на меня". То ли песни Бабкина вгоняют меня в депрессняк, то ли я слушаю песни Бабкина из-за того, что настала очередная сезонная депрессуха :) Интересно, что поделывает сейчас Машкин Эдельвейс Захарович?..

воскресенье, 12 апреля 2009 г.

Контра

затмение


за луну или за солнце?

Йоко и самурай

video

пятница, 10 апреля 2009 г.

ING: Уже без розницы

вот они, последствия бесконтрольной продажи галлюциногенов на родине банка!.. банк всегда был с изюминками по всему фасаду: от депозитов под 2% годовых, до принципиального отсутствия возможности проверить остаток на карточном счету. их выход на рынок с франчайзи-отделениями был просто былинным в своей молодецкой дури удали. подумать только: отделение ИНГ в каждом ларьке с пивом и чипсами впридачу. а то, что посреди разворачивания этой программы оглобли развернули в сторону МЛМ, это, как для меня, интересная новость... я, может, себе неправильно все представляю, но сразу возникает ассоциация с канадским агентом в мятом костюме и грошовом галстуке на резинке: здравствуйте, не желаете ли разместить у меня депозит?! два по цене одного! а вот эту всепогодную расческу для волос на спине вы получите просто в подарок!

понедельник, 6 апреля 2009 г.

Медицина бессильна!

вы - псих, и не лечитесь!

неожиданные встречи

последняя примерка

воскресенье, 5 апреля 2009 г.

Картинки весны

У новостроек

Прогулки

Зародыш моста

Зеленоглазие

Фотографируем дома - 4: Внимание на экран!

Фотографируем дома - 3: Фонит

Пару месяцев назад соорудил очередного уродца для домашней фотостудии: складной экран. Себестоимость поделки - около 120 гривен. Отражающий элемент - 2 кв.м. самой дешевой теплоизоляции, купленной в Эпицентре. Рейки, петли, шпингалеты - оттуда же. Каркас худо-бедно складывается (к сожалению, стремится сложиться самопроизвольно, но это уже дело моих кривых рук):


Обтянутый шкурой выглядит так:

Для пущей устойчивости сделал экрану ноги:

И он таки экранирует!



Фотографируем дома - 5: Контрастность

Чудо

Корабельщики в ответ:
Мы объездили весь свет!
В мире есть такое чудо --
Называется минет!

Гелиос-44-2

Я -- счастливый обладатель сабжа :)

Правда, для того, чтобы пользоваться им с моим Pentax K200D, пришлось докупить переходник. Общеизвестно, что родной переходник (тот, что с пружинкой) болтается в байонете. Этот люфт вроде как предназначен для облегчения выколупывания ногтями переходника из камеры. И нивелируется он тем, что прикручиваемый M42-объектив торцом своим упрется в камеру. Но Гелиос-44-2 оказался слишком худым, чтобы качественно упереться, поэтому он болтается на камере вместе с переходником.

Вопрос решается установкой дополнительной шайбы. Наружный диаметр шайбы - 54 мм, внутренний - 43. При толщине шайбы 0.9 мм оставшейся резьбы вполне хватает, чтобы надежно закрепиить объектив. Даже металлическую шайбу таких размеров можно примостить так, чтобы она не замыкала контакты камеры. Ведь, если контакты будут тупо закорочены, то камера тупо не будет работать.

Снимать Гелиосом интересно по сравнению со штатным 18-55. Всякое там боке, мягкий рисунок и прочие умные слова. Но вот резкость настроить на вожделенной 1/2 диафрагме - гемор редкий. Или я че-то не так делаю..

Безопасность движения

Я фигею, дорогая редакция! Машина лоснится от горючих и смазочных материалов, которыми ее, похоже, щедро смазывают снаружи, а дядя пускает искру на ветру, чтобы не накуривать в кабине... Но этому орлу, в отличие от чеховского злоумышленника, хоть ответственность прилагается в комплекте: если в один чудесный день он таки подожжет свою машину, то наверняка в ней сгорит и сам.

Улыбочку!

Неведомая публике рука, явно растущая из мощного финансового плеча, развесила по городу эти ужасные картинки.

Ну как можно доверить посторожить хотя бы прибитый к асфальту пятак человеку, который не в силах улыбнуться даже на фотосессии с детьми? Что нам показывет эта какбе улыбка? Не Шкиряк, а кисляк какой-то. Небось не зря про него пишут злые языки всякий черный пиар.

Вы как хотите, но я голосую за Лив Тайлер. Изо всего, что развешено по городу она - лучший кандидат в портреты мэра города. Хоть поулыбается из телевизора, она ж все равно по-нашему не рубит.

пятница, 3 апреля 2009 г.

Каким ты был...

среда, 1 апреля 2009 г.

Паровозик Томми: байки из склепа

А вот еще случай. Посмотрите на изображение на упаковке и на то, что реально находится в коробке. Вместо наивного круглоглазого Томми на нас смотрит какой-то мужик в летах с выщипаными бровями и крепко насиликонеными губами. Глядя снизу вверх он какбе говорит "все в порядке, я и есть Томми! смотрите, я и улыбаюсь как он!".

Это потом уже выяснится, что по дороге из Китая маленького Томми выбросила из упаковки чья-то жилистая (черная) рука. Кряхтя и шурша картоном в темноте контейнера, злодей забрался в упаковку сам, чтобы быть по недосмотру подаренным на день рождения какому-нибудь кудрявому карапузу.



О том, что произойдет в освещенной лишь полной луной детской комнате, когда разойдутся гости, вы можете узнать в передаче "Ситуация" сегодня в 23:59 на канале "Хоррор-икачка".

Леди и джентльмены

Увидел стишок
В каждой хорошенькой девочке,
в каждой красивенькой лапушке
Могут однажды проснуться
Блядские гены прабабушки...

Разослал по аське. Дамы тут же спросили что там было про мужиков. Про мужиков там ничего не было, поэтому пришлось извернуться вот так вот:
в мачо любом, без упрека и страха,
с мышцой на пляже от оха до аха,
тайно, подмышкой чернилами алыми
выколот нос самого вуди аллена

как-то сложно получилось :) к тому же нужно знать кто такой вуди аллен.. ну да здесь-то и не пионерская правда. правда :?)

Грустный поезд с Рембрандтом

По мере того, как я неторопливо читаю книжку о ретушировании фотографий в Фотошопе, мне становится под силу вытянуть на поверхность бытия все более печальные (с точки зрения качества материала) снимки.

Например, этот грустный поезд (никакой он вовсе не грустный на самом деле, просто для фотографии лицу придан умный вид) снят вместе с джокондами и дракондами. Но тогда он мне показался неисправимым браком. А теперь там только отражение фотографа осталось прибрать, но.. вчера было уже поздно, а сегодня уже и так нравится :)

В общем, лавры Драгана мне не подошли (размерчик не мой), поэтому теперь я примеряю Рембрандта :-Р

Грустный поезд

----------------------------------------------------------------------------------------------------
на нонстопе уже в курсе :)